facts

2085 год, AR/VR и библия как первое СМИ

Слово “метавселенная” давно и прочно вошло в наш словарь. Все мы интуитивно понимаем, что это, хоть и не можем объяснить, как это работает и в чём смысл сего действия. И всё же новая реальность подразумевает активную интеграцию с цифровым пространством.
Об историческом следе прогресса, влиянии компьютерной техники на жизнь граждан и месте технологий в истории нам рассказал Евгений Владимирович Андреев, преподаватель VR-технологий факультета дизайна ДВФУ, художник и дизайнер VRLabDV

17 ноября 2022 г.

Евгений, VR – сравнительно новая технология, но для большинства уже звучит как рядовой элемент компьютерной сферы. Как вы считаете, с чем связана такая высокая скорость прогресса и интеграции новинок в нашу жизнь?

Основная масса информации о VR-технологиях исходит от айтишников, от геймдев-представителей, и мы сразу представляем что-то чисто техническое, хотя сам по себе VR – естественный этап технического прогресса. Под влиянием технологического развития пространство вокруг нам кардинально изменилось именно из-за технологического взрыва. В первую очередь, причина – невероятный скачок информационного потока. Поток исторически увеличивается в геометрической прогрессии. В целом информационное пространство возникло из трёх факторов – производства, хранения и передачи. Увеличение одного требует увеличение остальных. И как следствие мы получаем базовую аксиому, три столба, на которых зиждется мир информации – копирование, сохранение и трансляция. На этих трёх китах держится всё. Если падает что-то из них – информационное общество начинает замедляться.

Каков исторический путь современных цифровых технологий?

Я бы хотел начать с первой информационной эпохи, первого этапа становления понятия “информация”. До книгопечатания информационная власть находилась в руках церкви. Крестьяне, ремесленники, даже князи и короли могли быть неграмотными, но вот церковь такого права не имела. Ручное копирование, катастрофически медленное, не могло привнести в мир миллионы копий той же Библии, собственно, единственной книги, которую все читали на протяжении жизни. Монахи занимались тем, что формировали внутри себя тех людей, которые занимались хранением, копированием и передачей информации, поэтому же и было слово божье! Конечно, было ещё и светское общество, но оно тоже не всегда было грамотным. И до 15 века вся власть была в руках церкви именно из-за того, что церковники были грамотными людьми, даже слово “кардинал” обозначало “координатор”. По факту, никому, кроме монахов, вообще не были интересны рукописи. Но вот Иоганн Гутенберг в сороковых годах 15 века создал книгопечатную машину, буквально ознаменовав новую эпоху. Церковь же не придала этому значения, наслаждаясь монополией информации, и упустила новое медиапространство. Это был первый шаг в информационный бум. Люди теперь печатали не только Библию, получили развитие газеты, наука и творчество. Далее – радио, всего лишь через 300 лет. Человек не справлялся с таким потоком информации, монумент производства резко опережал копирование и хранение. Прогресс шёл слишком быстро, сознание не успевало за ним. Затем появились телевизоры, всего лишь через 50 лет, и почти сразу вошли в жизнь. Потом интернет, первый телефон, компьютеры, ноутбуки, смартфоны, с каждым разом всё быстрее и быстрее… И вот, наконец, мы пришли к VR, высшей на данный момент ступени развития цифровых технологий.

В таком случае сразу возникает логичный вопрос: не слишком ли быстро идёт прогресс? Какие могут ли быть последствия у настолько интенсивного пути развития?

Ну, знаешь, раньше говорили, что скорость свыше 120 километров в час невозможна, потому что человека попросту разорвёт. И, наверное, хорошо, что отдельно взятый человек не может сделать всё один. Вот, расскажу интересный факт, от Земли до Солнца и расстояние между генами совершенно одинаково, но противоположно. И если мы возьмём в пример Meta* (признана экстремистской), или Илона Маска, мы поймём, что они просто реализуют свои ещё детские мечты. Реализация их идей будет настолько же отличаться, как кнопочная нокиа и Самсунг А52. Та же будет отличаться и прогресс. Так что я считаю, что прогресс вовсе не в коллапсе, он идёт с правильной скоростью. У нас есть конкретные факты, с которыми мы живём, но исторический процесс подобен выходу на орбиту. Ракета испытывает перегрузки, ускоряясь, чтобы вылететь из стратосферы. И она выходит. Количество информационных потоков вокруг нас контролируется, и этот контроль постоянно улучшается. Куда же потратить информационный ресурс? Вопроса вообще такого нет. Всегда есть куда тратить.

Тогда допустим, что условно мы вошли в метавселенную. Как наша жизнь изменится?

Войдём мы, к слову, довольно скоро, возможно, уже года через 3-4. Фундаментально жизнь меняется постоянно. За последние 100 лет она изменилась кардинально. Но для людей, которые скажут, что ничего не изменилось, то бишь мы так же воюем, ловим рыбу, рубим лес, то для этих людей ничего и не изменится. Культ науки царит в мире, социальная жизнь так же стремительно развивается, так что для гибких людей не изменится ничего.

Что ж, если доживём – увидим! И, наверное, последний вопрос: что будет после метавселенной, если, конечно, будет?

Сейчас для нас уже доступно цифровое моделирование. Скажем так, если брать в пример фильмы “Игра Эндера” и “Элизиум”, второй выглядит более реальным. Экспансия информации идёт бесконечно, метавселенная – всего лишь очередной этап прогресса. Идея, я думаю, такая: по факту, метавселенная – эквивалент уже существующего информационного поля. Мы начнём существовать одновременно с этим полем, поймём, как взаимодействовать с ним без гаджетов. Мы ещё недостаточно тонкие сами по себе, чтобы спокойно варьировать такого рода данными. Изменится сама цивилизационная структура, а антиутопии типа “Мы” окажется объективной реальностью.

 

текст: Вальдемар Зарянов

Нашли ошибку? Сообщите нам!