facts

«Основной запрос со стороны зрителя сегодня — честное, важное, современное»

Павел Макаров, художественный руководитель Театра молодежи, — о значимых спектаклях на сцене театра.

Редакция OFF подготовила интервью с художественным руководителем Театра молодежи Павлом Макаровым. Герой поделился впечатлениями о городе, своей миссией на ближайшее время в работе приморского театра, рассказал о IV Тихоокеанском международном фестивале современной драматургии «Метадрама» и настоящем предназначении театра. Об этом и не только читайте далее.

24 ноября 2022 г.

Павел, здравствуйте! Расскажите о вашем решении вернуться во Владивосток. Вы ведь уезжали из города, периодически навещали его как режиссер, а сейчас приехали сюда жить и работать. Как решились на этот шаг?

Предложение возглавить театр поступило мне не в первый раз я сейчас говорю не о Театре молодежи, а о других театрах. И все предыдущие предложения я отклонял, находил разные причины. Почему я согласился на Театр молодёжи? Это в первую очередь не переезд из Санкт-Петербурга в провинцию, это не вынужденный переезд, это возвращение на родину, о котором я всегда думал. И поэтому, когда поступило это предложение, я был уже с мыслями об этом. В месте, где ты родился и обрёл понимание себя, своих желаний, и это было начальной точкой. Ты думаешь о том, что бы было, если б ты не уехал. Когда предложение поступило, я понял, что накопил багаж понимания профессии, мыслей о театре, и поехать на родину, чтобы реализовывать всё это, — некая потребность и мотивация. Я уверен, что будь это другой театр и незнакомый город (как я уже говорил, предложения поступали), всегда находилась причина, почему «нет». Уехать из Санкт-Петербурга не так просто. Мы там жили с семьей, меня многое устраивало, я чувствовал себя комфортно. А возвращение во Владивосток — ощущение нужного поступка, потому что это родина, и хочется сделать что-то важное именно здесь.

Здорово, что это произошло, когда вы накопили определенный опыт и багаж знаний.

Безусловно. Еще два-три года назад я был к этому не готов. Мне нравилось приезжать в разные города, ставить там спектакли. То есть быть фрилансером, который не зависит от организационных действий. Я был человек творчества. А как это реализовать, был вопрос театра, который приглашал. Сейчас я готов отвечать не только за себя и за свой спектакль, но и за репертуар театра и его артистов, как мы будем себя проявлять на театральной карте России. Я хочу, чтобы именно Владивосток зазвучал как место силы, а не как дальний театральный город. Чтобы все понимали, что где-то далеко есть великолепный театр, куда хочется съездить и посмотреть, что там происходит. Когда есть потребность отвечать за весь театр, а не только за свой спектакль, тут поступает предложение. Как говорится, звёзды сошлись.

Вы прилетели, прошло немного времени, и тут Тихоокеанский международный фестиваль «Метадрама» — такое глобальное событие для театра. Сейчас сюда сложнее влиться?

Конечно, влиться почти в конце сезона, во второй его половине, сложно. Уже есть запланированные спектакли, а тебе, как художественному руководителю, они могут не нравиться в плане репертуара, материала или того, кто это будет делать. Я не говорю, что это конкретно здесь произошло, но этот вариант возможен. С другой стороны, ты запрыгиваешь в уходящий поезд, это во многом аккумулирует в тебе силы, про которые ты не знал или не думал. Нет времени на раскачку, есть время для того, чтобы действовать. Ты понимаешь, каким должен быть фестиваль, чем мы должны сегодня удивить и привлечь, какой задать вектор, каких людей хочешь видеть. Здесь, конечно, помогает тот опыт, который у тебя есть. Ты знаешь многие крутые спектакли и людей лично, поэтому можешь позвонить и сказать, что будет здорово, если они приедут. Параллельно фестивалю идёт работа по репертуару театра. Здесь нужно понимать, что мне со стороны директора Игоря Леонидовича был дан карт-бланш. Никто от меня не требовал резкой и быстрой программы театра, все поняли серьёзный настрой, что мне нужно отсмотреть труппу, цеха и понять, куда мы должны двигаться. Не натягивать общую идею, стратегию, как это было бы в каком-то другом театре, а придумать, чем мы можем быть уникальны. Потому что у нас уникальный город, это действительно так, и хотелось бы, чтоб театр был таким же. Я не спешу с тем, какая у нас будет политика, названия, мне нужно время. Радует, что театр относится к этому с пониманием. Сейчас у меня две параллельные жизни: первая — это где я занимаюсь «Метадрамой», вторая — где формирую будущую стратегию, политику, миссию театра.

Если говорить о городе, в чем схожесть между театрами крупных городов Запада и Владивостока?

Схожесть в запросе на что-то настоящее. Зритель, конечно же, готов ходить на разные спектакли, но если в городе появляется что-то важное, искреннее и настоящее, то он идёт туда.

Например, в Красноярске с приходом Романа Феодори (художественный руководитель Красноярского молодёжного театра) ТЮЗ раскрылся и стал модным, классным местом театральных смыслов. Наш ближайший сосед — Хабаровский ТЮЗ — стал формировать творческое пространство вокруг себя. Поэтому общее — это желание того, чтобы театр был ничем не хуже, чем уровень театров Москвы и Петербурга. Когда говорят, что в рамках провинции так сделать невозможно, — это результат лени и нежелания действовать. Всё возможно! Актеры всегда готовы делать что-то новое и интересное, им важно, чтобы работа была в удовольствие. Если берём другую специальность, там человек пришёл, отработал и ушёл, основная жизнь — за пределами работы. В театре же ты проводишь большинство своего времени, твои коллеги — это твои друзья, даже «вынужденные» друзья, если можно так сказать. Поэтому лучшая мотивация для актёров — это интересные постановки и режиссёры высокого уровня. Основной запрос со стороны зрителя сегодня — честное, важное, современное. Театр готов, независимо от территориальной принадлежности, отвечать зрительскому запросу и быть актуальным. Есть, конечно, минусы. К ним относятся отдалённость, количество театров и прочее. Однако плюсы и желания это компенсируют, всё реально и возможно.

Немного ранее вы затронули тему семьи. Как члены семьи отнеслись к переезду?

Здесь мне повезло. Жена и ребёнок любят море, не такое холодное, как в Петербурге, к тому же они любители солнца. Им было легко, безболезненно. Город для них тоже не чужой, здесь они два года жили до этого. То есть отнеслись положительно. Город у моря, интересная работа у папы. Семья не была привязана к месту. К Питеру больше был привязан я, потому что там культурная среда, которая мне была необходима, от которой подпитывался и шёл дальше. Члены семьи же готовы перемещаться со мной куда угодно, а если там ещё море и солнце, то это дополнительный бонус.

Каковы ваши ощущения в роли постояльца Владивостока, а не просто приезжего погостить режиссёра? Что вам ближе?

Если брать именно этот аспект, мне ближе, конечно, чувствовать себя художественным руководителем, который определяет общую политику. Я в себе чувствую потенциал к этому, и мне это интересно. Почему я, будучи артистом, ушёл в режиссуру? Потому что мне не хватало быть исполнителем, мне нужен был объемный взгляд на всё, меня интересовало, как это видится со стороны, какие смыслы мы транслируем, какая жизнь будет у спектакля дальше. Меня привлекает создавать целую, большую картину. Также я не хочу, чтобы театр замыкался только на мне как на режиссере, мне интересно развивать людей в той области, которая им нравится. Кроме приглашённых режиссёров хочется дать возможность реализоваться местным режиссёрам или актёрам, пробующим себя в этой профессии, для них это особенно важно.

Когда я уехал окончательно из Владивостока и приехал сюда как житель Петербурга, это был очень интересный опыт, я многое понял о себе почему я именно такой. Когда я приехал на родную землю как гость, у меня случился важный инсайт: я благодарен городу за то, каким я вырос. Этот ветер, это море, эти люди, пейзажи, воздух совсем другой формируют такую неспокойную личность. Мне кажется, во Владивостоке сложно быть инертным, потому что сам город живет как активно развивающийся организм, и поэтому — вне зависимости от профессии — здесь очень много энергичных, деятельных людей.

Зритель, побывавший на «Метадраме», может почувствовать вектор атмосферы, которая ждёт его в театре в ближайшее время?

Совершенно верно. Во всех спектаклях, которые приезжают, и во всех пьесах, взятых в работу, есть кое-что общее. Они построены на искренности. Например, петербургский «Плохой театр» приезжает со спектаклем «Квадрат». Эта пьеса построена на основе жизни режиссёра, который ее написал, и теперь артисты это транслируют как очень важную личную историю.

В Театре молодежи хотелось бы освещать вопросы, которые есть у молодёжи начиная с подростков до людей, которым по 35, но они ещё не нашли себя в жизни. Хочется, чтоб наш театр стал площадкой для таких диалогов. Чтоб мы понимали, что развиваемся, идём вперёд. Хочется через обсуждения, через политику театра, которая постепенно внедряет новые названия и жанры, возможно, объясняет их до или после спектакля, либо с помощью лекций доносить до гостя смыслы. Чтобы зрителя не ставили перед фактом: либо ты это принимаешь, либо уходи. А чтобы это был реальный диалог: а как вам то, что мы сейчас предлагаем? что вы об этом думаете? Допустим, мой спектакль Тверского ТЮЗа ценен тем, что после каждого показа есть обсуждение. Мы показываем его как подросткам, так и их родителям. Разбираем не только среду детей, но и взрослых: как они себя ведут, что испытывают. После этого спектакля всегда долгие обсуждения. Вопросы, которые на поверхности, но о них не принято говорить, поднимаются на сцене. И тогда люди задаются вопросами: «А я так же себя веду?», «Ты испытываешь то же самое?», «У тебя есть такие проблемы?». И это ещё раз доказывает, что театр не просто площадка для развлечения, хотя и это в том числе, но и место диалога — как зрителя с артистом, так и зрителей между собой. То есть миссия театра — это затронуть вопросы, проблемы или темы, о которых нам интересно поговорить. Мы формируем сознание театра как площадки для диалога, где важен каждый зритель и сам спектакль, и они неотделимы друг от друга.

На момент выхода интервью IV Тихоокеанский международный фестиваль современной драматургии «Метадрама» уже завершится. Что бы вы хотели сказать туда, в будущее?

Хочется верить, что мы сможем сказать: «Фестиваль стал важным театральным событием для города». На этот раз мы расширили географию: приехали режиссеры из Москвы и Санкт-Петербурга, критики со всей страны. Театр подарил нашим зрителям новые эмоции. Удалось раскрыть артистов с другой стороны, продемонстрировать новые способы подачи материала, новые площадки (Центр современного искусства «Артэтаж», музей Арсеньева, улица, лес) и, самое главное, показать, что театр — это не просто площадка, где есть кресла и сцена, это место для диалога.

 

текст: Валерия Равайкина

Нашли ошибку? Сообщите нам!